Глава 2. Совсем пропащий

264

По кому тюрьма плачет?

Акылбека рывком подняли с постели чьи–то грубые руки.

“Не–е, не может быть, это всего лишь сон…”, — успокаивал он себя, оглядывая комнату и брачное ложе мутным взглядом. Вокруг, как в тумане, мелькали лица угрюмых оперативников, растерянных родственников, заплаканной невесты…

Скованный наручниками, в рваной майке и оттого вдвойне жалкий, Акылбек долго путался в белье, потом никак не мог зашнуровать кроссовки. В этот момент он готов был провалиться сквозь землю от стыда.

Когда с формальностями было покончено и его усаживали в милицейский УАЗ, Акылбек вдруг отчетливо услышал за спиной: “Как же вы позволили Гульбаре выйти замуж за этого бандита? Ведь по нему уже давно тюрьма плачет…”

Страшное пророчество

Эта фраза о вечно рыдающей по нему тюряге преследовала Акылбека с самого детства. Ее без устали повторяли соседи, учителя, сотрудники инспекции по делам несовершеннолетних.   

Акылбек, уроженец села Кызыл, рос без отца. Из уст своей скандальной мамаши самое безобидное, что слышал, было: “Горе мое, и зачем я тебя родила…”. “Папаши на час”, возникавшие с неизменной бутылкой на пороге их дома, были менее сердобольными. По головке не гладили. Чаще били по ней.    

Жизнь хулиганская началась с набегов на чужие сады, огороды и подворья. В школе, естественно, Акылбек был двоечником, в селе — задирой, а дома… Дома он вообще старался показываться как можно реже.   

Где–то в классе восьмом Акылбек впервые познал коварный аромат анаши. С винно-водочной продукцией он еще раньше был знаком. К 16–летию за плечами у неблагополучного подростка числилось уже шесть приводов в милицию. За драки, за “травку”, мелкие кражи, поджог сарая, срыв выпускного бала…

Все шло к тому, что Акылбек рано или поздно угодит в казенный дом. И пророчество “о плачущей тюрьме” однажды сбылось…

Девочка-одуванчик и мальчик-колокольчик   

Осенью 2002 года Акылбек вдруг решил жениться. Не по любви — просто в армию не хотелось идти. А печать ЗАГСа, свадьба и последующие за этим народившиеся дети давали возможность избежать накрутки солдатских портянок.

Гульбару он знал с полгода. Познакомились, когда ехали вместе в Бишкек на пригородном бусике из Таласской области. Она была обычной провинциалкой. Без затей, хотя и весьма роматничной. 

Говорят, противоположности сходятся… Вот и Акылбек с Гульбарой сошлись. Оставалось уболтать родителей невесты. А они, будучи наслышаны о “подвигах” жениха, встретили в штыки его сватовство. Почти два месяца он уламывал их, старался быть мальчиком–колокольчиком. В конце концов те сдались.

Свадьбу наметили на 30 декабря 2002-го. Чтоб, значит, и женитьбу справить, и Новый год встретить.

Не греши на гроши      

Известие о скорой перемене в жизни сына мать Акылбека весьма воодушевило.

“Что ж, значит, погуляем. Только запомни, бездельник: я не дам ни гроша!”.

Гроши… Это была проблема. Последнее время Акылбек жил мелкими подработками, иногда приторговывал, чаще — приворовывал. Но сейчас нужна была солидная сумма.   

Решение пришло в начале декабря.

“Потрясу–ка я Замиру-эже, у нее наверняка куча денег. То в Турцию мотается за товаром, то в Китай. К тому же вдова-одиночка, никто не помешает”, — прикинул он.   

44–летняя Замира действительно — жила одна. И действительно — одиноко. Правда, в ее планы не входило делиться тем, что горбом заработано, с двоюродным племяшом, которого она и видела то в жизни всего пару раз. Он это знал и потому готовился к ограблению основательно.

Парализованная воля       

Перво–наперво — маска. Для этого сошла вязаная шапочка–“менингитка” с прорезями для глаз. Затем баул для “трофеев”. Ну и само собой — нож. На всякий случай.   

Замира спала, когда Акылбек, аккуратно выставив оконную фрамугу на веранде, проник в дом. Убедившись, что в комнатах нет посторонних, подошел к жертве и тяжелым ударом в висок оглушил ее. Затем связал по рукам и ногам.   

Морщась от боли, Замира стала потихоньку приходить в себя. Увидев парня в черной маске, она закричала, но град ударов парализовал ее волю.

“Говори, где деньги прячешь? Ну! Быстро отвечай!”. Бедная женщина, не веря в происходящее, сказала, что сейчас наличности нет, все ушло на покупку товара.   

Холодное похмелье       

Акылбек не поверил и, заклеив Замире рот найденным тут же скотчем, стал избивать ее ногами. Обезумев от боли, та в отчаянии закивала головой, и налетчик сорвал липкую ленту.

“Возьми все, только не убивай. В кухонном шкафу, в банке из–под кофе лежат 2 тысячи долларов. Только, пожалуйста, не убивай!”

“Ладно, живи”, — буркнул Акылбек и, взяв баксы, начал набивать сумку всякими вещами. Потушив свет, вышел, довольный удачным разбоем.   

…Наутро после брачной ночи с Гульбарой запястья Акылбека сковала холодная сталь наручников, а на выходе он услышал за спиной: “Как же вы позволили Гульбаре выйти замуж за этого бандита? Ведь по нему уже давно тюрьма плачет…”.

Автор: Асман Дастан