Глава 3. Коварный

229

Взрываясь от ярости

Следователь начал «прессовать» Жакена, едва тот переступил порог кабинета:

— Сколько долларов тебе одолжила Калича, хозяйка швейного цеха?

— Нисколько! — изумился Жакен.

— А у владельца мини–пекарни Зарылбека сколько занял? — не унимался следак.

— Вообще не брал в долг…

— Ты еще скажи, что коммерсанты Газиров и Эминов тебе тоже взаймы не давали.

— Нет, честное слово!

Хозяин кабинета просто взорвался от ярости и бросил на стол четыре заявления от вышеупомянутых лиц, где они просили «принять меры к гражданину Булегенову Жакену, который в сентябре 2018 года… взял в долг…» — и сумма прописью. Получалось, что тот в общей сложности прикарманил 9450 долларов США. И скрылся!

Цена признания

Ошарашенный Жакен заявил: «Знаю всех четверых, причем не первый год, но ни тыйына у них не брал, поверьте!». И потребовал очной ставки.

Кредиторы заходили поочередно, и каждый, не колеблясь, указывал прямо на Жакена: мол, именно он и занимал деньги, теперь не возвращает, подлец.

Объяснений, что 16 сентября, когда он якобы одалживал у них баксы, его в Бишкеке не было — находился в Казахстане, — в расчет никто не принимал. Компаньоны настаивали: именно он, Булегенов, получил деньги.

И вдруг Жакена словно ужалило от страшной догадки.

«Можно ручку и бумагу?» — волнуясь, попросил он. Следователь в предвкушении чистосердечного признания придвинул к тому несколько листов…

Спустя полчаса Жакен с облегчением расписался под заявлением. Но чем больше следователь вчитывался в его торопливые строки, тем сильнее вытягивалось у него лицо.

«Ну и дела!» — присвистнул он наконец и, вытащив сотку, связался с уголовным розыском…

Наивная сказка для глупого подпаска

Вот как начиналась эта история.

Бакен родился в крохотном айыле Кара–Булак. Несколько десятков мазанок, прилепившихся к скалам, напоминали собой гнезда орлов, надежно укрытые от любопытных глаз.

Наверное, именно из-за патриархальных местных нравов, сурового климата и оторванности от «большой земли» мать Бакена и подалась в столицу. В итоге семья распалась, когда мальчишке не было и шести лет. Остался он куковать с отцом–чабаном.

Что за жизнь была у юного подпаска? Скажем прямо — не мармелад. Школа за три километра в райцентре, бремя крестьянского хозяйства, ягнятки–овцематки, скудная пайка.

А жить–то хотелось по–другому! Вот однажды ночью 18–летний Бакен и пошел на соседское джайлоо, откуда угнал пять жеребцов. Добычу продал в Нарыне.

За скотокрадство его и посадили. Мечты погулять на широкую ногу обернулись для Бакена прогулками в тюремном дворике.

Когда же заматерелый Бакен вернулся в Кара–Булак, отца в живых он не застал. Продал тогда дом и поехал сватать свою бывшую одноклассницу.

И тогда ему переломали кости…

Но зажить мирной жизнью у Бакена никак не получалось. Нахватался он в местах не столь отдаленных всякой дури каторжной и стал в доме не мужем, но «паханом». Измывался над женой, не чурался и «огненной воды». При этом супругу бил усердно, а вот палец о палец ударить и не думал!

Года через два родичам жены это надоело: собравшись толпой и переломав Бакену кости, они отправили его в реанимацию с «добрым» советом: лучше не возвращайся!

Вышел, в итоге, Бакен из больницы, и схватился за голову — куда бедному дехканину податься? Ни дома, ни семьи, ни денег…

И тут он вдруг вспомнил о своем единственном родном брате! Дело в том, что родители, когда развелись, поделили мальчиков. Отец–пастух остался в Кара–Булаке с Бакеном, а мать уехала в столицу с маленьким Жакеном. Вот на его  поиски бывший уголовник и отправился в Бишкек в конце лета 2018 года.

Муки разлуки?

Бакен с Жакеном не общались. Разве что доходили друг до друга отрывочные слухи о том, кто и как поживает.

В представлении Жакена его брат Бакен был негодяем, вором и семейным тираном. Бакен в свою очередь представлял братца «маслокрадом», которого не грех и пощипать за кошелек. Мол, не убудет.

Жакен действительно не бедствовал — новенький «Мерс», собственные кафе и магазин стройматериалов. Вкалывал, как проклятый, и цену трудовому сому знал. Но не знал Жакен, что братец (о чьем существовании и думать забыл) вознамерился позаимствовать немного его наличности…

Сельчанин потратил почти неделю, пока разыскал в Бишкеке родственника. Узнав его координаты, заявился к Жакену прямо домой. Так, после долгих лет разлуки, братья и встретились.

Когда наивность хуже воровства

О многом было говорено в тот вечер. Братья пили, ругались, потом чуть не подрались. В конце концов родственные чувства у Жакена взяли верх, и он согласился взять Бакена к себе на работу. Тот, казалось, с радостью согласился. Но в душе лелеял одну мечту — быстрее урвать побольше братановских денег и дать деру.

Жакен же, ничего не ведая, начал подробно рассказывать о своем бизнесе и компаньонах, взаимоотношениях с ними, одеждой из своего гардероба поделился, а потом и вовсе расщедрился: предложил пожить у него пару месяцев, пока сам будет по делам в Казахстане. С чем и отбыл.

Я не я!

Дальнейшие события развивались как в детективе.

В середине ноября Жакен вернулся из Казахстана в Бишкек и тут же был вызван в милицию, где ему показали заявления его знакомых предпринимателей.

Тут–то он и вспомнил о Бакене, справедливо заподозрив его в том, что братец выдал себя за него и положил в карман злополучные доллары…

В конце декабря прошлого года Бакен был задержан и во всем сознался.

Вас интересует, каким образом ему удалось выдать себя за богатого брата? Я забыл сообщить в самом начале, что Бакен и Жакен были… близнецами.

Автор: Асман Дастан